Интервью

Начальник «Бутырки»: КИС СОЮ не устранит проблему переполненности СИЗО полностью, но определенную часть решить сможет

«Комплексная информационная система судов общей юрисдикции» (КИС СОЮ) призвана не только упростить жизнь участникам процессов, но и сэкономить серьезные средства в рамках межведомственного взаимодействия. Среди точек приложения усилий — УФСИН России по г. Москве и СИЗО столицы. О том, как системы видеоконференцсвязи и межведомственного взаимодействия решают проблемы этапирования и переполненности следственных изоляторов, а также сокращают расходы на содержание подследственных, CNews рассказал начальник «Бутырки» (СИЗО №2 УФСИН по г. Москве) Сергей Телятников.

Другие статьи
Заявления в суд — не на бумаге: москвичи ищут правосудия в электронном формате
Фоторепортаж: В Москве заработала система электронного правосудия
Скорость и доступность: что дадут московскому правосудию электронные дела

CNews: Сергей Вениаминович, каким образом сейчас осуществляется этапирование заключенных в суд или следственные органы? И каким образом трансформировался этот процесс благодаря системе видеоконференцсвязи?

Сергей Телятников: В среднем мы этапируем от четырех до пяти тысяч человек в месяц. Для этого судебные либо следственные представители направляют заявки на доставку заключенного в районный или городской суд, либо в следственные органы. Наши сотрудники из отдела специального учета готовят материалы на вывоз. Параллельно мы направляем заявки в конвойную службу ГУВД, потому что доставка осуществляется силами сотрудников полиции.

В это же время идет подготовка заключенного: подъем в 6 часов утра, время на туалетные процедуры, потом завтрак, и сразу после этого его доставляют в сборное отделение для выезда. При этом нет разницы, выезжает человек на пятнадцать минут, час или полдня — порядок один. Это полный досмотр, обыск, сверка с личным делом и материалами, например, дактокартами, установочными данными и прочими документами.

То же самое — по прибытию в СИЗО. Будь это вновь прибывшие заключенные или вернувшиеся с судебного заседания — процедура для всех одна: сверка с личным делом, проверка документов и полный обыск. Далее в обязательном порядке осмотр медицинским работником. И только после этого осуществляется доставка в камеру.

Все это занимает много времени и требует участия большого числа людей, то есть в целом — это затратное мероприятие. Система видеоконференцсвязи в определенной степени решает эти проблемы. Мы были первыми, кто опробовал эту систему в Москве и начал с ней работать. Около семи лет назад в нашем следственном изоляторе были оборудованы первые три кабинета — для видеоконференцсвязи с Верховным, Московским окружным военным и Московским городским судами. Сейчас, в рамках КИС СОЮ, число кабинетов расширилось до десяти.

CNews: Что дает это расширение?

Сергей Телятников: Во-первых, мы существенно экономим человеческие ресурсы. Сейчас круг задействованных лиц очень широкий. Это сотрудники дежурной смены — минимум шесть человек. Плюс сотрудники отдела специального учета, которые осуществляют подготовку документов, а также работники, которые проводят досмотр и обыск заключенного, медицинский персонал и отдельные сотрудники, которые отвечают за помывочные мероприятия. Если же выходить на связь с судом с помощью видеоконференцсвязи, то большая часть перечисленных сотрудников не задействована.

Сергей Телятников: В среднем мы этапируем от четырех до пяти тысяч человек в месяц

Во-вторых, мы экономим время. Представьте, вывозить из изолятора 200 человек или 100 — разница огромная. Даже сама дорога занимает очень много времени. Пока туда довезут, потом обратно. Это действительно огромные временные затраты. При этом в суд вывозят не только для рассмотрения уголовного дела, но и ходатайств, поданных самими заключёнными, потерпевшими, прокурором и другими участниками процесса, в частности, об избрании или продлении меры пресечения. Сама процедура рассмотрения такого ходатайства чаще всего занимает минут 30, а процесс доставки туда и обратно — целый день. И каждый раз человек испытывает неудобства, обусловленные полным досмотром, московскими пробками, погодными условиями. Конечно, автомобили оборудованы системой отопления и вентиляции, но все мы знаем, как чувствуешь себя в дороге, когда на улице идет снег, дождь, или, наоборот, стоит жара.

В-третьих, снижаются материальные затраты. Например, по видеоконференцсвязи к нам теперь подключаются суды других регионов, потому что на территории «Бутырки» имеется психиатрическая больница, и через нас проходят лица, которые со всей страны направляются на обследования в Федеральный медицинский центр им. В.П. Сербского. Нередко необходимо связаться с судами в других субъектах Российской Федерации, скажем, в Орловской или в Ростовской области. В таких ситуациях видеоконференцсвязь очень удобна. Без этой техники априори нам нужно было бы заключенного этапировать.

CNews: Означает ли это, что теперь можно полностью отказаться от этапирования?

Сергей Телятников: Пока — нет, но со временем, надеюсь, мы сможем тратить на этапирование минимум времени. Здесь нужно пояснить, что проект «Комплексной информационной системы судов общей юрисдикции» — это не только видеоконференцсвязь. Это еще и межведомственное взаимодействие с судами и ведомствами Москвы.

На данный момент мы начинаем работать с судами. Со временем электронные материалы дел смогут поступать в суды также из Прокуратуры, МВД и Следственного комитета. Я думаю, что многие технические аспекты будут доработаны в ходе использования системы, но самое главное — нужно менять закон. Потому что, согласно нашему законодательству, электронный документооборот для таких процессов пока не предусмотрен, и мы в любом случае обязаны дождаться бумажных документов. И даже в случае видеоконференцсвязи все не так идеально. Например, согласно действующим законам, дела в первой инстанции не могут рассматриваться с использованием видеоконференцсвязи. Но, конечно, нужно понимать, что для законодательного закрепления нужно иметь обкатанный пример того, что система хорошо выстроена. Если принять сырой закон, он потом потребует дополнительных изменений, а это вызовет определенные сложности.

CNews: Как отказ от бумаги и узаконивание возможностей КИС СОЮ повлияет на вашу работу? Какие проблемы это помогло бы решить?

Сергей Телятников: Это существенно облегчит и ускорит нашу работу. Приведу пример: после того, как прошел суд, заключенному дается 10 дней на подачу апелляции. Но фактически период отсчета начинается только с того момента, когда он получит приговор на руки и распишется о вручении. А на это уходит значительное время — пока суд завершит рассмотрение дела, передаст его в канцелярию, там заверят копии приговора, потом курьер привезет материалы в СИЗО... И только с этого момента начинается отсчет 10 дней.

Но самая главная проблема — это перелимит, то есть переполненность московских СИЗО, который в настоящий момент составляет около 40%. После рассмотрения дела в суде проходит в среднем две недели, прежде чем заключенного отправят к месту отбывания наказания. Для нас это существенный срок. А могло бы быть так: сегодня состоялся суд, дело рассмотрели, а завтра можем уже этапировать осужденного. Конечно, это не устранит проблему перелимита полностью, но определенную часть решить сможет.

Помещение с оборудованием для видеоконференцсвязи

К тому же возможности системы сократят общее время рассмотрения дела. Например, вместо трех месяцев поездок в суд и обратно, при условии функционирования межведомственного взаимодействия и видеоконференцсвязи, можно будет уложиться в месяц-полтора. Для человека это имеет огромное значение — его быстрее освободят, переведут в хозяйственный отряд или отправят к месту отбывания наказания с другими условиями и принципом проживания. Например, в колониях, а также в отрядах хозяйственного обслуживания, которые являются частью СИЗО, живут в коллективе, а не по камерам, здесь можно начать работать и двигаться дальше. И если у заключенного небольшой срок, то за полтора-два месяца он уже смог бы заработать несколько поощрений, и в дальнейшем быстрее освободиться.

CNews: Какое количество слушаний сегодня проходит у вас с помощью видеоконференцсвязи?

Сергей Телятников: Как я уже упоминал, у нас работает десять кабинетов видеоконференцсвязи, ежедневно в них рассматривается от 25 до 50 судебных заседаний. Тем не менее, слушаний через ВКС значительно меньше, чем выездных. В основном это рассмотрение поданных ходатайств, заявлений, протестов, апелляций, кассационных жалоб. А на судебные заседания первой инстанции мы обязаны вывозить в суд.

CNews: Сергей Вениаминович, предположим, видеоконференцсвязь в суде первой инстанции узаконят и количество удаленных слушаний существенно вырастет. Потребуется ли тогда оборудовать дополнительные кабинеты?

Сергей Телятников: В этом случае текущего количества кабинетов видеоконференцсвязи окажется недостаточно. Придется увеличивать их число, приобретать дополнительное оборудование, расширять каналы связи. Даже сейчас нагрузка уже серьезная. Ведь бывает, что судебное заседание длится час-два, а бывает — и целый день. А крупные процессы, как вы знаете, вообще длятся месяцами.

CNews: А для ознакомления с материалами дел заключенных тоже вывозят?

Сергей Телятников: Да, этапирование в суд происходит и для ознакомления с материалами дела. Процедура выезда при этом абсолютно такая же. Однако сейчас, в рамках КИС СОЮ, у нас в СИЗО появились 2 информационных киоска. И заключенному больше не нужно будет ехать в суд, нам достаточно довести его до специально оборудованного помещения, где он сможет спокойно, как дома за компьютером, ознакомиться с любыми материалами уголовного дела.

CNews: И никаких полных досмотров и выездов?

Сергей Телятников: Именно! Поэтому идея создания «Комплексной информационной системы судов общей юрисдикции» мне кажется очень интересной. Мы живем в двадцать первом веке, где технологии способствуют сокращению расходов и уменьшению лишних движений, таких, как, например, постоянные выезды.

Информационный киоск для ознакомления с материалами дел в электронном виде

CNews: Сколько же государство тратит на этапирование заключенных в год?

Сергей Телятников: Этот вопрос нужно задать финансовому отделу полка ГУВД Москвы, поскольку конвойная служба находится в их юрисдикции. Мы же периодически считаем, в какую сумму обходится содержание в следственном изоляторе. В прошлом году цифра превысила отметку в 52 тысячи рублей в месяц на одного заключенного. И затраты на этапирование тоже можно посчитать: это обслуживание автотранспорта, бензин, все технические моменты, плюс заработные платы задействованных сотрудников.

CNews: Как оборудованы кабинеты с аппаратурой?

Сергей Телятников: Есть три типа помещений. Это уже упомянутые кабинеты видеоконференцсвязи (ВКС), площадь их — примерно 10-12 квадратных метров. Пространство, в котором находится заключенный, огорожено решеткой. Напротив него стоит оборудование: ЖК-телевизор и терминал видеоконференцвязи. По телевизору один или несколько заключенных, если они проходят по одному делу, видят судью, а тот видит их. И между ними идет прямой диалог. Также помещение оснащено системой видеонаблюдения, многофункциональными устройствами для передачи ходатайств, написанных заключенным, и антивандальным телефоном, позволяющим при необходимости проводить конфиденциальные переговоры осуждённого с адвокатом.

И, как я уже упомянул, совсем недавно СИЗО №2 стало опытной зоной для пилотирования системы межведомственного взаимодействия и ознакомления с электронными материалами дел. В связи с этим у нас оборудованы еще два вида помещений. Во-первых, это комната с автоматизированным рабочим местом для АИС «Ведомство», в которой стоит многофункциональное устройство для сканирования и печати документов, и компьютер, подключенный к системе межведомственного взаимодействия.

Рабочее место оператора АИС «Ведомство»

Во-вторых, это два помещения, в каждом из которых стоит терминал с антивандальным экраном. Работа с ним ведется как на планшете. Если заключенный ходатайствует об ознакомлении с делом, то после разрешения судьи, в АИС «Ведомство» для него автоматически формируется свой код доступа. Дальше он его вводит, и пожалуйста — дело доступно на экране киоска. Ехать в суд и знакомиться с оригиналом дела больше не нужно.

CNews: Какие еще процессы автоматизированы в Бутырском следственном изоляторе?

Сергей Телятников: Например, в прошлом году мы внедрили и используем систему «Папилон». Теперь на прибывающих заключенных мы заводим так называемые электронные дневники, куда вносится вся информация: фотографии, установочные данные, электронные отпечатки пальцев. Во время каждого убытия на следственные действия или на судебный процесс, а также по прибытию обратно в СИЗО, человека проверяют. Он прикладывает руку и на экране высвечивается вся информация по нему. Эта процедура помогает исключить случаи подмены. Человеческий фактор никогда нельзя отменять. Бывает, что люди очень похожи, например, близнецы, а по отпечаткам пальцев сразу видно, кто есть кто. Система стоит у нас на сборном отделении для проверки по прибытии и убытии. Также удаленный терминал установлен на КПП для дополнительной проверки заключенных при выезде в момент, когда они уже размещены в автотранспорте.

Сейчас мы устанавливаем подобную систему для сотрудников и всех остальных лиц, которые входят в изолятор. Такие технологии дают определенную степень надежности, ведь компьютер не обманешь.

Кроме того, сейчас у нас внедряется система электронного документооборота (СЭД). Это проект Федеральной службы исполнения наказаний, который реализуется по всей стране.

CNews: Речь про единую базу документов всех учреждений ФСИН?

Сергей Телятников: Совершенно верно. Это единая система электронного документооборота. Она объединяет все управления и учреждения ФСИН. Для этого были протянуты отдельные каналы связи. Кстати, их наличие и позволило оперативно выстроить процесс интеграции с КИС СОЮ. Сейчас любой входящий или исходящий документ сотрудник обязан в тот же день зарегистрировать в СЭД. На следующий день программа уже не позволит сделать это задним числом. Для каждого документа есть определенные сроки рассмотрения: для одних — 5 дней, для других — 30. Система сама их отслеживает и отправляет напоминания.

CNews: Еще на территории СИЗО мы заметили много видеокамер.

Сергей Телятников: Да, у нас очень развитая система видеонаблюдения. 7 лет назад мы начинали с 20 видеокамер, а на сегодняшний день их уже 450. Система развивается не только по количеству, но и по качеству. Так, 7 лет назад были только черно-белые камеры, которые работали 3-4 года и ломались. Сейчас уже устанавливаются IP-видеокамеры, с хорошим качеством изображения. Для нас такая система — огромный помощник, контроль за территорией изолятора ведется круглосуточно.

Заключенные готовятся выйти на связь по видеоконференцсвязи

CNews: А есть ли примеры того, когда автоматизация работает для удобства заключенных?

Сергей Телятников: Да, есть и такие технологии. Например, электронный магазин, который работает уже несколько лет, его тоже обкатывали и совершенствовали. Сегодня родственники или знакомые могут удаленно зайти на интернет-портал и сделать заключенному передачу — заказать для него продукты или предметы личной гигиены. Их перечень составляет около 400 наименований. Заказ доставляется заключенному в камеру. Оплата происходит либо через интернет, либо через терминал, который установлен в бюро передач. Принцип такой же, как мы платим за телефоны или жилищно-коммунальные услуги. Такие магазины есть во всех следственных изоляторах. Кроме этого, через интернет-портал заключенные еще могут заказать платные обеды.

CNews: То есть эти системы работают для удобства не только заключенных, но и их родственников?

Сергей Телятников: Совершенно верно. Кроме интернет-магазина у нас уже развита электронная запись через сайт на прием ко мне и моим заместителям. Каждый день с 14 до 17 часов кто-то из руководителей осуществляет прием граждан. Также в электронном виде можно записаться на прием к юристу или к медработнику — для передачи родственниками медицинских препаратов заключенному. Сейчас пока еще обкатывается система записи к адвокатам. В этом году постараемся внедрить эти технологии в полном объеме.

Каждый год мы в какой-то степени расширяем возможности, автоматизируем процессы, чтобы система была единой. Сейчас люди пользуются интернетом очень активно, даже бабушки научились работать на компьютерах. Это экономит очень много времени. Можно бегать ногами, а можно спокойно сделать то же самое в электронном виде. Тот же заказ на передачи: можно прийти передать самому, но записаться на передачу уже «электронно». Если, допустим, посетитель записался на передачу через 3 дня, а на наследующий день планы изменились, то запись можно отменить.

CNews: Как запись к врачу?

Сергей Телятников: Да, отменяешь и такая возможность появляется уже у другого человека. Чем хороша эта система: люди уже знают ее, это так же, как купить железнодорожный билет. Шагать в ногу со временем, я думаю, полезно

CNews: Вернемся к КИС СОЮ. Расскажите, пожалуйста, кто из сотрудников следственного изолятора проходил обучение по работе с системой и как был выстроен сам процесс?

Сергей Телятников: Во-первых, в обучении принимали участие инженеры. Если возникают какие-то проблемы, например, сбой канала связи, то наши техники должны уметь их устранять, либо понять суть проблемы и для ее решения связаться со специалистами компании «Крок», которые вели установку. Плюс, обучение проходят специалисты по обслуживанию оборудования в следственных кабинетах, которые устанавливают контакт с судьей: видим и слышим ли мы его, точно так же — видят и слышат ли нас. Как на ринге: проверил одного — все хорошо, проверил второго — все хорошо, и начали.

И, наконец, обучаются сотрудники спецотдела по работе с документацией, которые будут принимать из судов материалы дел в электронном виде и отправлять обратно различные справки и ходатайства. Они же будут выдавать заключенным код, который набирается на мониторе инфокиоска для ознакомления с материалами дел.

CNews: Сотрудники противились нововведениям?

Сергей Телятников: Вы знаете, поначалу все новое может пугать. Вот даже когда появился первый радиотелефон, мы все ходили и смотрели на него, как на чудо. Как сейчас помню: он был здоровый, с огромной антенной. Так же и здесь. Оборудование, кстати, дорогостоящее, требует к себе бережного отношения. Но в процессе работы человек учится, привыкает и применяет в повседневной практике уже без опаски, все равно что позвонить по мобильному или воспользоваться планшетом.

Ход проекта
новости
Видео
Электронное правосудие в столице: почему отказ от бумаги улучшит жизнь москвичей

30.09.2016

Интеграция Судебной системы и Службы приставов г. Москвы

17.05.2016

Инфографика