Интервью

Мосгорсуд: Современные технологии существенно оптимизируют судопроизводство

В Москве приступили к реализации амбициозного проекта, который изменит облик столичных судов. В числе нововведений – делопроизводство в электронном виде, запись каждого слова в ходе процесса, онлайн показания обвиняемых прямо из СИЗО, отказ от сотен томов с бумажными документами. О том, какой будет судебная система с момента подачи иска до оглашения приговора, CNews рассказал заместитель председателя Московского городского суда Дмитрий Фомин.

Другие статьи
Электронное правосудие позволило сократить время регистрации дел в судах минимум в 5 раз
Экономия времени — экономия денег: ИТ свяжут Мосгорсуд с 12 ключевыми госорганами

CNews: Какие проблемы должно решить внедрение системы электронного правосудия в Москве?

Дмитрий Фомин: В столичные суды поступает все большее и большее количество материалов по уголовным, гражданским и административным делам. Два года назад в Москве рассматривалось 45 тысяч административных дел, а в прошлом году — 87 тысяч, по гражданским делам цифры примерно такие же, по уголовным делам меньше, однако в общем нагрузка неизменно растет. Как справиться с этим потоком? Увеличить число судей – пока такой возможности нет. Значит, надо привлекать на помощь современные технологии, которые помогут и судьям, и сотрудникам аппарата тратить меньше времени на рутинные процессы, которые не относятся непосредственно к правосудию.

Приведу пример: у каждого участника судебного разбирательства есть право ознакомиться с материалами дела. Сейчас человек приходит в канцелярию суда и получает материалы в бумажном виде. В итоге время тратят и работники канцелярии, и сам гражданин, ведь до суда нужно еще доехать, а иногда и отстоять очередь. Реализуемый сейчас проект позволит изучить все документы удаленно — в «личном кабинете» на Едином информационном портале судов общей юрисдикции города Москвы. Мы рассчитываем, что наши нововведения позволят снизить нагрузку на сотрудников аппарата Мосгорсуда и районных судов.

Еще одна проблема — сроки рассмотрения дел — тоже связана с высокой нагрузкой. Понятно, что чем больше дел у конкретного судьи, тем дольше он их рассматривает. Как следствие, возникают вполне обоснованные жалобы у граждан. Если человек обращается в суд, он хочет разрешить свой спор в разумные сроки. В целом, столичные судьи соблюдают установленные законом сроки, но какими усилиями это дается — тема для отдельного интервью.

Еще одна часть нашей программы — организация во всех изоляторах Москвы дополнительных точек видеоконференцсвязи с осужденными. Теперь каждый из них может в короткие сроки выступить перед судом апелляционной инстанции.

Другое важное направление — исполнение решений. Сейчас этим занимается Служба судебных приставов. Исполнительный лист в бумажном виде направляется обычной почтой. Пристав-исполнитель, получив его, вступает в переписку с теми, кто должен исполнить судебные решения, и с самим судом. Эти коммуникации отнимают немало времени. Наш проект предполагает электронное взаимодействие со Службой судебных приставов, благодаря которому временные затраты на исполнение решений сократятся в разы. Мы рассчитываем, что показатели исполняемости судебных решений вырастут хотя бы до 50%.

CNews: С какими другими ведомствами будет интегрирована судебная система столицы?

Дмитрий Фомин: Всего проект коснется 12 ведомств. Во-первых, мы усовершенствуем электронное взаимодействие с Верховным Cудом, где также хорошо развита ИТ-инфраструктура. Но кроме того есть ведомства, которые обеспечивают деятельность суда, к примеру, в рамках уголовного производства. От Следственного комитета, МВД, до недавнего времени – Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков мы получаем материалы дел и теперь будем ждать документы в электронном виде. Конечно, есть определенные сложности, связанные в том числе с технической оснащенностью этих органов. На первых этапах реализации нашего проекта мы надеемся хотя бы на оперативный обмен информацией.

Есть ряд других ведомств, обладающих информацией, которая также важна при рассмотрении дел. Прежде всего речь идет о рассмотрении гражданских дел. К примеру, судьи запрашивают данные о недвижимости в Росреестре, сведения об автотранспортных средствах в ГИБДД.

Мы надеемся, что после внедрения соответствующей электронной системы обмен документами станет более эффективным и позволит и нам, и ведомствам работать организованней и быстрее.

«Все, что нужно — прийти на заседание»

CNews: Как вы оцениваете существующую ИТ-инфраструктуру судов, и в чем ее слабые места?

Дмитрий Фомин: В настоящее время в Московском городском суде ИТ-инфраструктура на довольно высоком уровне, в частности, благодаря сотрудничеству с Роскомнадзором, специалисты которого в свое время помогли нам и советами, и технической поддержкой. В районных судах ситуация разная. Например, четыре построенных в 2014 году здания оснащены достаточно хорошо. Но есть и довольно старые строения, в оснащение которых бессмысленно вкладывать серьезные деньги в силу того, что здания не удовлетворяют современным потребностям отправления правосудия. Как минимум один такой суд у нас точно есть. ИТ-инфраструктура в нем существует в виде обычных компьютеров, принтеров, факсов, копировальных аппаратов, но не более того.

Если говорить в целом, то 80% районных судов хорошо оснащены современными техническими средствами. Комплексно этот вопрос будет решен, как минимум, к концу 2016 года.

CNews: Станет ли судебная система более открытой для простых граждан?

Дмитрий Фомин: Эту возможность мы предусматриваем как одну из приоритетных, при этом не ограничивая возможность принесения обращений в бумажном виде. Как это будет выглядеть? На Едином портале будет создан «личный кабинет», регистрация в кабинете будет доступна для граждан, их защитников и других заинтересованных сторон. Мы пока не говорим о возможности обращения в суд с документами в электронном виде, потому что нет соответствующего разрешения на законодательном уровне. Но ознакомление с материалами дела — пожалуйста. Правда, для этого нужно один раз прийти в суд. Например, адвокату необходимо предоставить ордер и удостоверение, чтобы судья убедился, что такой-то юрист защищает конкретное лицо в уголовном деле. После регистрации участника на портале материалы дела становятся доступны человеку в электронном виде. Причем и с мобильных устройств, и со стационарного компьютера.

Сейчас на практике ознакомление с материалами происходит иначе. Приходит новый адвокат в суд и говорит: «Мне нужно ознакомиться с материалами дела». А там 50 томов. Что делает судья? Откладывает заседание на разумный срок — 2-3 недели — и адвокат начинает ходить в канцелярию и знакомиться с материалами… Другого выхода сейчас нет, но он появится после внедрения «личного кабинета».

То же самое относится к россиянам, которые являются участниками судебных разбирательств по гражданским делам. Они смогут знакомиться с материалами дела, подавать жалобы и ходатайства в электронном виде — такой законопроект уже существует. Если он будет принят к январю 2017 года, то все, что останется адвокатам и сторонам процесса, — прийти на судебное заседание. И это принципиальный момент – судья должен лично выслушать аргументы и вынести решение.

«Будем создавать дела сразу в электронном виде»

CNews: В каком состоянии находятся судебные архивы сейчас, и что с ними станет после реализации проекта?

Дмитрий Фомин: Разработана программа по переводу всех архивов судов в электронный вид. Она уже функционирует. Но наша идея позволит ее значительно ускорить. С момента запуска системы в январе 2017 года мы планируем все гражданские, а потом и уголовные дела формировать сразу в электронном виде. Пока же ведется кропотливая работа по оцифровке уже существующих документов.

CNews: Каким образом находящиеся в СИЗО участники судебных процессов могут ознакомиться с материалами дела сейчас?

Дмитрий Фомин: Только двумя способами. Первый — получить копию. Это зачастую невозможно, потому что дела состоят из десятков, а то и сотен томов. К тому же, закон не позволяет нам тратить на это деньги. Второй — личное ознакомление с материалами дела в здании суда. Так сейчас чаще всего и происходит. Но для этого надо организовать конвоирование осужденных, выделить сотрудника суда, который будет вести наблюдение за ознакомлением. А если дело многотомное, ознакомление занимает несколько дней, а то и недель. Ознакомление с документами в электронном виде нужно для того, чтобы у каждого осужденного или обвиняемого была возможность реализовать свои права и во время нахождения в следственном изоляторе без затягивания сроков рассмотрения дел.

CNews: Будет ли вестись видеозапись судебных заседаний?

Дмитрий Фомин: Аудио- и видеофиксацию мы внедрили еще в июле 2013 года в гражданских процессах. Спустя полгода мы начали записывать и все уголовные дела, которые рассматриваются в Московском городском суде. Что это дало? Существует такой документ, как протокол судебного заседания. Участники процесса имеют право оспорить его содержание, если что-то, по их мнению, происходило иначе, чем это изложено в протоколе. Тогда гражданин пишет замечания, которые председательствующий обязан рассмотреть. Раньше они подавались достаточно часто. С момента внедрения аудио-, видеофиксации на протоколы судебных заседаний апелляционной инстанции замечания практически не подаются.

Мы рассчитываем на такой же эффект и в районных судах. Дел там больше, рассматриваются они дольше, и замечания на протокол судебного заседания до сих пор подаются массово.

CNews: Как сейчас готовятся аналитические отчеты и насколько трудоемок этот процесс?

Дмитрий Фомин: В Москве система статотчетности работает уже несколько лет, и она достаточно эффективна. Наш проект лишь усовершенствует ее, дав возможность построения гибких аналитических отчетов по запросам Московского городского и Верховного судов. Любые статистические данные или таблицы станут доступны в кратчайшие сроки.

«Не хотим придумывать сложные красивые игрушки»

CNews: Потребует ли внедрение элементов электронного правосудия изменения нормативной базы?

Дмитрий Фомин: Безусловно. Более того, наши инициативы по аудио-, видеофиксации судебных заседаний уже нашли воплощение в законопроектах. В частности, Госдума рассмотрит вопрос внедрения этой системы с января 2018 года в районных судах, а с января 2019 года — у мировых судей.

Но необходимо и законодательное урегулирование процесса ознакомления с видеозаписями. Если процесс идет 20 минут, то и запись можно изучить за 20 минут. Но если разбирательства идут на протяжении 7-8 месяцев, его участники могут запросить соответствующее время на просмотр видео. Проблема? Проблема. Нужно ее решать на законодательном уровне? Нужно. Как? Это уже дело законодателей. Думаю, найдется решение, которое устроит всех.

К слову, помимо основного проекта, у нас существует еще один — консалтинговый. Мы проведем конкурс, победитель которого должен будет проанализировать действующее законодательство и выработать предложения по его изменению. Это делается для того, чтобы с 1 января 2017 года наши технические изменения могли функционировать, имея законодательное подкрепление.

Прежде всего поправки должны коснуться вопросов межведомственного электронного взаимодействия. Например, будет ли считаться юридически и процессуально значимой информация, которую мы планируем получать от компетентных органов или, наоборот, им передавать? Если мы в электронном виде послали запрос и получили ответ, но закон не разрешает использовать эти сведения как доказательство ни в гражданском, ни в уголовном деле, то большой эффективности от этого не будет. Эти изменения, насколько я знаю, готовятся, соответствующий законопроект уже поступил в Государственную Думу.

CNews: Что уже сделано в рамках проекта и как к нововведениям отнеслись сами сотрудники судов?

Дмитрий Фомин: Мы идем с небольшим опережением графика. Все, что зависит от городского и районных судов, делается оперативно. Что касается внутреннего имиджа проекта: конечно, все новое всегда воспринимается немного настороженно. Иногда сталкиваемся с мнением, мол, «мы долго работали по старой системе, зачем что-то менять?». Естественно, люди боятся всего нового, боятся большей работы, повышенного контроля. Но мы ведем и разъяснительную работу. Уже многие осознают серьезные преимущества проекта. Существует рабочая группа, которая создана внутри нашей судебной системы, она состоит только из судей, председателей судов и работников аппарата. Мы не хотим придумывать сложные красивые игрушки, которые не будут работать и увеличат нагрузку. Это бессмысленно.

Что касается внутренних пользователей, то мы их знакомим с проектом, следующим этапом станет обучение. Думаю, к январю 2017 года сложности останутся. Но надо понимать, что новые технологии должны помогать нам работать и двигать нас вперед.

«Москва компактная. А как везти документы из Норильска в Красноярск?»

CNews: Будет ли проект масштабироваться на другие регионы России?

Дмитрий Фомин: На основании постановления Совета судей Российской Федерации от июня прошлого года проект получил статус пилотного. Некоторое время потребуется на оценку его эффективности, исправление каких-то ошибок. После этого результаты будут представлены на рассмотрение Совету судей России и Судебному департаменту при Верховном Суде. Мы надеемся, что проведенная нами работа станет базой для развития электронного правосудия по всей России. Для регионов подобный проект в ряде случаев даже актуальнее, чем для столицы – в силу территориальной протяженности. Москва все-таки компактная. А как привезти документы, скажем, из Норильска в Красноярск?

CNews: Из каких источников финансируется проект?

Дмитрий Фомин: Из средств займа Международного банка реконструкции и развития (МБРР) на реформирование судебной системы России. Он был получен несколько лет назад, его объем —около $50 млн. Часть средств была потрачена на создание ИТ-инфраструктуры Суда по интеллектуальным правам, часть — на обеспечение деятельности Верховного Суда. Оставшиеся $40,8 млн пойдут на реализацию проекта электронного правосудия в Москве. Эксперты МБРР серьезно проработали наши предложения, мы неоднократно вносили в них изменения. Сама идея родилась еще в конце 2013 года.

CNews: В чем уникальность проекта на международном уровне?

Дмитрий Фомин: Толчком к началу нашей работы послужил семинар по внедрению апелляции в судах Российской Федерации. Он проводился в течение двух лет совместно с Советом Европы. В рамках этих встреч к нам приезжали многочисленные гости из разных стран мира: юристы, эксперты, судьи. Они знакомились с тем, как ведется судопроизводство у нас. Мы в свою очередь ездили к ним и часть зарубежного опыта перенесли в российские реалии. Но только часть. Что-то было взято из опыта работы Московского городского суда, что-то родилось в результате серьезных обсуждений.

И когда мы скомпоновали все идеи, предложения и наработки, выяснилось, что нигде в мире нет настолько полного комплекса решений, обеспечивающего работу судов. Сотрудники МБРР, хорошо зная ситуацию с ИТ-инфраструктурой и в Восточной Европе, и в странах бывшего Союза, и в Южной Америке, и в Африке, оценили наши идеи. Надеемся, что проект, который существует пока только на бумаге, скоро будет реализован и в «железе». И вот тогда можно будет говорить о его уникальности.

Ход проекта
новости
Видео
Электронное правосудие в столице: почему отказ от бумаги улучшит жизнь москвичей

30.09.2016

Интеграция Судебной системы и Службы приставов г. Москвы

17.05.2016

Инфографика